Психологические особенности лиц с алкоголизмом и их диагностика.

Предыдущая45678910111213141516171819Следующая

Под алкоголизмом понимают хроническую болезнь, развивающуюся вследствие длительного злоупотребления спиртными напитками. Пьянство — это чрезмерное упо­требление алкоголя, не обязательно в рамках хроническо­го алкоголизма. Алкоголизм сам по себе — расстройство не психиче­ское, но при алкоголизме могут возникнуть психозы, при­чиной которых служит как хроническое отравление самим алкоголем, так и вызванные им нарушения метаболизма, в особенности функций печени.

Психологическую характеристику алкоголизма необ­ходимо начать с зарождения самой потребности в алкого­ле. Потребность в алкоголе прямо не входит в число есте­ственных, жизненных потребностей человека. Эта потреб­ность, как верно указывает Б. С. Братусь, появляется пото­му, что общество, во-первых, производит данный продукт и, во-вторых, «производит» и «воспроизводит» обычаи, формы, привычки и предрассудки, связанные с его по­треблением. Примером тому могут служить мифы, кото­рые сопровождают процесс употребления алкоголя. Обычно действию алкоголя приписывают эйфорический, психотерапевтический, стимулирующий и другие эффек­ты. Ряд исследований, проведенных под руководством Б. С. Братуся, и анализ научных источников позволили ему прийти к выводу, что алкоголь как таковой, не его взя­тое само по себе физиологическое действие, а прежде все­го проекция психологического ожидания, актуальных по­требностей и мотивов на психофизиологический фон опьяне­ния создает ту внутреннюю субъективную картину, кото­рую человек начинает приписывать действию алкогольно­го напитка. Развитие алкоголизма, алкогольной зависи­мости проходит несколько стадий. В психопатологии раз­личают следующие виды синдромов зависимости: психи­ческую, физическую, синдром измененной реакции (Жмуров В. А., 1994).
В. Ю. Завьялов (1982) выделяет следующие виды моти­вации употребления алкоголя. Остановимся на система­тизации, приведенной с некоторыми сокращениями в книге В. А. Жмурова, при этом только ее психологическую часть, так как другие не входят в профессиональную ком­петенцию психолога.

Гедонистическая — прием алкоголя связан с жаждой удовольствия, стремлением к чувственным наслаждени­ям, с эпикурейскими наклонностями. По-видимому, во все времена данный вид мотивации был одним из наибо­лее распространенных, о чем свидетельствуют памятники литературы. С клинической точки зрения, особенно важ­но, что в гедонистической ориентации не чувствуется глу­бокой привязанности к жизни и, более того, угадывается настроение обреченности и безысходности, скрываемое в тени потребности чувственной стимуляции. Жажду на­слаждений Л. Н. Толстой считал оборотной стороной са­моубийства, т.е. выражением внутренней опустошенно­сти и депрессии.



Атарактическая - алкоголь употребляется с целью смягчить состояние эмоциональной напряженности, тре­воги, беспокойства, подавленности, страхов, неуверенно­сти. Прием алкогольных напитков мотивируется стремле­нием «отключиться» от горьких воспоминаний, навязчи­вых опасений, тревожных предчувствий. Объясняются они необходимостью «разрядиться, расслабиться, успоко­иться, собраться с мыслями, перевести дух». Такая моти­вировка свидетельствует об очевидных аффективных на­рушениях.

Субмиссивная - употребление алкоголя связано с по­вышенной подчиняемостью, неспособностью незрелой личности противостоять натиску пьющих, оградить себя от негативных влияний, с нежеланием отвечать за свои действия. Овладевает стадное чувство «быть как все, не выделяться, не быть белой вороной». Не сопротивляясь внешнему давлению, люди не могут контролировать внут­ренние импульсы, то есть являются внутренне зависимы­ми. Субмиссивная мотивация, таким образом, только мас­кирует остающиеся неосознанными побуждения к опья­нению.

Мотивация с гиперактивацией поведения — алкоголь употребляется в качестве допинга для того, чтобы поднять тонус, стимулировать воображение и творческую деятель­ность, улучшить работоспособность.

Псевдокультуралъная мотивация — употребление алко­голя отражает желание привлечь к себе внимание окружа­ющих утонченным знанием редких напитков, особых рецептов коктейлей, изысканностью ритуалов выпивки, стремлением почувствовать принадлежность к высшему свету, к золотой молодежи. Примером такого знания риту­алов могут служить грузинские тосты.

Традиционная мотивация — употребление алкоголя по санкционированным в данной микросреде поводам (праз­дники, банные дни, банкеты, деловые встречи и др.) Алко­голики умело используют любой удобный для выпивки случай, искусно создают питейные ситуации, ловко втяги­вая в них окружающих, что долго маскирует патологиче­скую потребность в опьянении.

Анализ мотивации опьянения является важным по той причине, что позволяет получить ценную информацию о личности пациента и его болезненных отклонениях. Следует заметить, что истинные мотивы не сводятся к механической констатации высказываний алкоголиков. Изучение обычно показывает, что истинные мотивы опьянения не всегда сов­падают с тем, что пациенты говорят по этому поводу.

Алкогольное опьянение проявляется психическими, неврологическими и соматическими нарушениями. У непьющих простое опьянение встречается наиболее ча­сто. Эффект действия алкоголя не всегда однозначен и меняется в зависимости от возраста и «стажа» пьющего, общего состояния организма, особенностей конститу­ции и нервной системы, от дозы алкоголя, от скорости его всасывания в кровь и от чувствительности к нему ор­ганизма. Обильная, особо богатая жиром и крахмалом (картофель) пища замедляет процесс всасывания. Нато­щак и в присутствии углекислоты (шампанское, газиро­ванная вода, напитки) всасывание ускоряется. Чувстви­тельность повышается при утомлении, голодании, недо­сыпании, охлаждении и перегревании (Коркина М. В., Лакосина Н. Д, Личко А. Е., 1995).

Психическая зависимость — патологическое стремле­ние к опьянению, преследующее цель устранить чувство дискомфорта (достичь реакции, устранить тревогу, неуве­ренность, повысить активность, обострить воображение, общение).

Чаще психическая зависимость проявляется:

· у незрелой личности, склонной искать защиту, под­держку, не способной принимать самостоятельно обду­манные и рациональные решения, имеющей повышен­ную внушаемость и пр.;

· при наличии конституциональных, органических особенностей личности (черепно-родовая травма, акцен­туации характера и пр.);

· при специфическом характере выполняемой деяте­льности (нервные перегрузки, служебные и творческие неудачи, неудовлетворенность личной жизнью, отсутст­вие условий реализации жизненно важных целей, социа­льно-экономическая невостребованность приводят к лич­ной несостоятельности).

Общая схема такова: возникает возбуждение, подъем, вызванный в основном борьбой организма с поступившим ядом, затем возможно расслабление, угнетение, сон. Пси­хические процессы также изменяют свою продуктивность под влиянием алкоголя. Исследования показали: увеличе­ние дозы алкоголя способствует единообразным измене­ниям интеллектуально-мнестических процессов, наблю­даются изменения моторики, рассогласуются движения, появляется речевая расторможенность. Выделяют типичную (простое опьянение) и атипичную картину опьянения. Простое опьянение имеет три степени.

Легкая степень опьянения напоминает гипоманиакальное состояние и проявляется повышенным настроением, чувством довольства, комфорта, желанием общаться. Люди становятся говорливыми, речь громкая, быстрая, мимика утрированная, жесты размашистые, движения по­рывистые, но точные. Внимание отвлекается, память ухудшается. Отмечается тахикардия, повышается аппетит, расторможенность сексуального влечения. Через 2—4 часа наступают вялость и сонливость. Период опьянения вспо­минается хорошо.

Средняя степень. Здесь наблюдаются выраженные не­врологические нарушения: речь делается смазанной (ди­зартрия), походка - шаткой, с покачиваниями, почерк резко меняется. Нередко возникает тошнота, рвота (при развитии алкоголизма это исчезает). Настроение неустой­чивое: эйфория чередуется с раздражительностью, озлоб­ленностью, склонностью к скандалам и агрессии. Внима­ние переключается с трудом, ориентировка сохранена. Возбуждение сменяется глубоким сном, за которым следу­ют разбитость, вялость, головная боль. Некоторые собы­тия в состоянии опьянения помнятся смутно.

Тяжелая степень характеризуется угнетением созна­ния — от оглушения до стопора и комы. Стоять человек не может, лицо амимично, возможна рвота, нередко недер­жание мочи, кала, тело становится холодным. Малопонят­ное бормотание с отдельными эмоциональными выкрика­ми переходит в беспробудный сон-стопор, во время кото­рого даже нашатырный спирт не вызывает никаких ответ­ных реакций. В коматозном состоянии исчезает зрачковая реакция, дыхание затрудняется. Воспоминания не сохра­няются.
Атипичная картина развивается при некоторых видах психопатии (расстройство личности), после перенесен­ных черепно-мозговых травм, мозговых инфекций, нейроинтоксикаций, психических заболеваний, при некото­рых хронических соматических заболеваниях. Атипично­му опьянению способствуют: бессонница, эмоциональ­ный стресс, сочетание алкоголя с другими токсическими или лекарственными средствами. Выделяют дисфорическое опьянение, депрессивное, сомнолепное, истериче­ское и гебефреническое.
Дисфорическое опьянение встречается при эпилептоидной психопатии и акцентуациях характера эпилептоидного типа, после черепно-мозговой травмы, при эпилепсии и изменениях личности. Вместо эйфории возникает дисфо­рия — злобно-мрачное настроение с желанием «разрядить­ся» на окружающих. Они пристают к другим, задирают их, наносят побои, иногда жестокие, в драке звереют, ломают, бьют. В одиночестве могут наносить самоповреждения, порезы.

Депрессивное опьянение характерно для тех, кто вообще склонен к депрессиям (циклоидные и сенситивные лич­ности), или для перенесших тяжелые психические трав­мы, употребляющих алкоголь, чтобы «забыться». Жалоб­ные причитания и плач сопровождаются высказываниями о мрачной безысходности, самоупреками, самобичевани­ем или обвинениями других в несправедливости. У боль­ных в состоянии легкого опьянения иногда бывает только мрачный вид, они молчаливы, переживания таят в себе. В эти моменты они могут совершать неожиданные для окру­жающих суицидальные действия. Сомнолепное опьянение встречается у астеничных ослабленных субъектов при быстром всасывании алкого­ля, а также при его сочетании с транквилизаторами или клофелином. Эйфория мимолетна или отсутствует, веге­тативные нарушения не выражены. После употребления алкоголя быстро наступает сон. Его глубина и продолжи­тельность зависят от степени опьянения.

Истерическое опьянение встречается при истерической психопатологии и акцентуации характера. Проявляется бурной экспрессией, патетическими интонациями, выра­зительными жестами, позами, утрированной мимикой. Пьяный перед окружающими разыгрывает спектакль, изображая несчастного и страдающего или выдающуюся личность, никем не понятую, и т. д. Опьянение может за­вершиться истерическим припадком.
Гебефреническое - с нелепым хохотом, кривлянием, импульсивными поступками, встречается довольно редко.

Патологическое опьянение.

Сумеречное патологическое опьянение проявляется от­решенным видом больных, которые куда-то стремятся, от кого-то убегают, проявляют агрессию - жесткую и бес­смысленную. Движения хорошо координированы, сохра­няются навыки, поэтому окружающие оценивают их как опьяневших, а не пьяных. Совместная деятельность не­возможна, все поступки совершаются в одиночку, дейст­вуют молча и злобно. Лицо бледное, зрачки расширены. Все завершается крепким сном, амнезия полная. Реже — отрывочные воспоминания, которые впоследствии забы­ваются. Чаще всего встречается при эпилепсии и череп­но-мозговых травмах.

Параноидное опьянение — отличается внезапным, как озарение, бредовым толкованием происходящего (иллю­зии, галлюцинации). Страхи, бред изменяют сознание. Выпадают из памяти целые эпизоды, зрительные образы отличаются особой яркостью.
Каким бы не было алкогольное опьянение, оно еще не­посредственно прямо не говорит о наличии у выпившего хронического алкоголизма. Важнейшие признаки этого заболевания следует искать в промежутках между приема­ми спиртного. Осевым критерием алкоголизма (и не толь­ко) является наличие так называемой «психической зави­симости».
Алкоголизм обычно развивается после нескольких лет пьянства (злокачественные формы даже за год-два). Одна­ко некоторые лица могут пьянствовать многие годы без развития алкоголизма.

Важное значение приобретает в нашем обществе необходимость борьбы с алкоголизмом, а также информирования населения о тяжелых социальных и психоневрологических последствиях пьянства и алкоголизма, особенно той его категории, которая по своим возрастным данным потенциально является наиболее репродуктивной частью общества. Недооценка данного направления информационно-профилактической работы привела к тому, что ныне постоянно увеличивается количество детей, родившихся с психическими отклонениями. В подавляющем большинстве причиной этого является пьянство родителей. Специалистами уже давно отмечено, что дети, зачатые в пьяном виде, отличаются от детей, зачатие которых происходило без токсического действия алкоголя. Эта проблема стала предметом изучения и исследования педиатров, психологов, психотерапевтов, педагогов. Помимо сострадания к судьбе таких детей общество несет и большие материальные затраты по содержанию многих из них в специализированных учреждениях. Поэтому так обостренно встает необходимость профилактической работы с будущими родителями. В этой связи большую работу могут и должны проводить школы с учениками старших классов, производственно-технические училища и другие учебные заведения, женские консультации, поликлиники, участковые врачи, другие специалисты, различные специализированные объединения и непосредственно специалисты. Неоценимую помощь в пропаганде здорового образа жизни оказали бы целевые выпуски телесюжетов, радиопередач, научно-пропагандистских печатных изданий.

В литературе имеются сведения о разработанных клинических опросниках для выявления признаков алкоголизма (К. К. Яхтин, В. Д. Менделевич, 1987). Опросник направлен на раскрытие возможной диссимуляции симптомов алкоголизма, а также определение достоверных начальных признаков алкоголизма и дифференциально-диагностических критериев для отграничения их от донозологических форм бытового пьянства. А. В. Довгий, В. Н. Петров, М. Я. Водяницкая (1990) предложили анкету из 19 вопросов, каждый из которых содержит от 2 до 9 возможных ответов. Основными критериями для включения в группу риска являются данные об объёме потребления алкоголя за неделю. Достоверность анкеты для выявления группы риска и больных алкоголизмом достигает, по данным авторов, 96,3%.

Описано структурированное диагностическое интервью для определения алкоголизма, включающее 7 разделов: демографическая информация; история жизни с акцентом на антисоциальное поведение, что позволяет поставить диагноз антисоциальной личности; алкогольный анамнез; наркотический анамнез; семейная отягощённость психическими расстройствами, алкоголизмом и наркоманиями; психиатрический анамнез. Надёжность методики колебалась от 0,765 до 1,0.

В. Ю. Завьяловым (1988) разработана методика для диагностики мотивации употребления алкоголя. Включающая 45 вопросов объединённых в 9 мотивационных шкал, позволяющая косвенно судить о степени алкоголизации личности.

Среди психодиагностических методик, широкое распространение в клинике алкоголизма получили проэктивные методы — тест Люшера, ТАТ, тест Роршаха, методика незаконченных предложений, рисуночные методы и их различные модификации. Но, следует отметить, что не смотря на свою высокую информативность эти методы достаточно громоздки и трудоёмки, что практически исключает возможность группового исследования и оценки полученных результатов (Завьялов, 1988; Щетинський, Польшин, 1990; Казаков, 1991).

Наиболее распространённой в настоящее время анкетной методикой является MAST — Мичиганский алкогольный скрининг-тест. Названная методика в целом оправдала своё назначение в качестве инструмента предварительной экспресс-диагностики алкоголизма, кроме того она может применяться в экспертных условиях. Несмотря на некоторое искажение результатов, больные алкоголизмом в своей массе оказываются не в состоянии полностью диссимулировать реакцию на пункты теста, вероятно в связи с изменением внутренней картины заболевания и нарушением познавательных процессов. К числу достоинств этого теста относят также простоту его проведения и обработки полученных данных. Однако этот метод пока ещё не может считаться вполне совершенным. А. Е. Бобровым и А. Н. Шурыгиным (1985) была проведена апробация адаптированного варианта Мичиганского алкогольного скрининг-теста (MAST) и изучена его структура. Применение алкогольного скрининг-теста в группах больных и здоровых лиц показало достаточную валидность теста.

Вопрос скрининга расстройств, связанных с потреблением алкоголя, выявление лиц повышенного риска развития алкогольной зависимости остаётся собственно актуальным. При этом, под скринингом понимается выявление состояний риска или повышенного риска возникновения алкогольной зависимости с помощью психологических тестов и других процедур, которые обеспечивают максимально быстрый ответ. Скрининговые тесты позволяют выявить лиц с вероятным наличием того или иного заболевания среди лиц, не предъявляющих каких-либо жалоб по поводу здоровья (Лисицын, Сидоров, 1990).


2716308604622602.html
2716347358497508.html
    PR.RU™